Школа №1 при посольстве СССР в СРВ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Школа №1 при посольстве СССР в СРВ » Воспоминаниями » Наша жизнь во Вьетнаме


Наша жизнь во Вьетнаме

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

Тогда (1983 год – фото в школьный альбом)

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 13:02:53)

2

Сейчас (2005 год – фото на стенд)

увеличить

3

Всё сразу не вспомню и не напишу (очень много писать – времени нет, да и лень-матушка :)… ), так что картина будет сильно фрагментарна.
   Если что не так – поправляйте!!!
   Давно надо было написать здесь. Не знаю, как другим товарищам, а мне очень интересна та жизнь ребят из других городков, кто чем дышал, что чувствовал. Сравниваешь со своими ощущениями. По доброму завидуешь качеству памяти этих людей. (Напишите, не жадничайте, чьи родители кем были, кто чем занимался. Вам-то хорошо – вы уже все по 10 раз встречались, всё уже вспомнили, друг другу рассказали. Другим тоже интересно! Пусть скрытым текстом – только для участников, но расскажите).
   Часто себя ругаю, что ленился вести дневник. Как приехал во Вьетнам - начал записывать и даже зарисовывать всё что происходило (схематично, так как я не художник, к большому огорчению). Бросил через 2 месяца (устал и просто не успевал: каждый день - целое событие). Потом пытался ещё начать. Не вышло. Хотя знал, что это - память на всю жизнь.
   Первые 5 лет после Вьетнама каждую ночь снились мои друзья, страна. Тоска была смертная. Помнил буквально все. Голоса ребят, звуки, запахи, каждую щелочку в стене гостиницы. Теперь очень многое и многих забыл – большинство ребят из своего класса, да что класса – даже из нашего городка (Маша и Ангелина - свидетели). Часто снилось, что я снова в гостинице, в школе… Всё знакомое… Но… нет моих друзей, все люди – незнакомые. По двору, около фонтана бегают какие-то ребята. Я их  не знаю, они меня не знают. А друзей-то моих НЕТ!  Никто не подойдет ко мне со словами «Здорово, Саня, где ты был? Пошли к нам!». Не будет рядом Андрея Чернецова, с которым  связано так много хороших воспоминаний, не будет братьев Климашевских, Ковалёвых и Диренко, Антона Барышникова, Ангелины с Машей, Нелли Черемхиной, Елены Волощук... И Раймонд, как тогда в автобусе, не скажет «ты будешь всю жизнь нас вспоминать и мучиться, но этого счастья уже не будет никогда».
   Только потом я понял, что эти тяжёлые мысли – происки врага. Поддаваться им – значит вредить своей душе, и людям, зависящим от меня.
   
   О том, как летел из Союза, уже где-то писал. О приключениях в аэропорту и путешествии в гостиницу – тема отдельная. Про впервые услышанный и осознанный «вражий голос» – тоже не здесь и не сейчас.
   Немного о нашей группе.
   Наши родители были советскими специалистами-мостостроителями. Строили крупнейший на тот момент во всей Ю-В Азии мост Тханг-Лонг (Взлетающий Дракон) через реку Красную. В 80-х группа мостовиков была одной из самых многочисленных во всем Северном Вьетнаме (не считая военных, конечно :) ). В разное время одних только взрослых было от 70 до 200 человек (Когда в декабре 1983 в Ханой приезжал Кировский театр, отец занимался закупкой билетов для наших, получилось больше 200 человек).
   
   Наши отцы на Комбинате (здесь не вся группа)

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:02:23)

4

Мы жили в двух городках. Первый – около моста (2-3 км от него), назывался Суань-Динь. Там были, в основном, "одинокие" (без жен и детей), или семейные с дошколятами. Количество взрослого населения составляло, наверно, не меньше 30 человек. Дошколят было 5-7 (в разное время). Дома двухэтажные. На территории располагалась баня (!!!) "Суандуны" (перекликается с названием городка Суань-Динь :) и Сандунами), клуб (или кинозал, как его правильно назвать?), волейбольная площадка. Дети катались на велосипедах и играли на асфальте, качались на качелях, мужики рубились в волейбол по вечерам, или "культурно отдыхали" (иногда, но очень заметно). Жены занимались по хозяйству, некоторые женщины работали (кто в торгпредстве, где-то ещё – не помню). Народ был дружный и веселый (за исключением отдельных индивидов, но это - как обычно). Наша семья жила в двухкомнатном номере на первом этаже дома №1. Прожил там весь август, но казалось, что целый год.
   
   Фотографии Суань-Диня:
   Баня (обратите внимание на название – над входом).

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:02:43)

5

Дети Суань-Диня: сзади – Толик Соколов 4 лет с мамой, пацана как звать - не помню, девчонка – Дарья.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:03:30)

6

Кто-то приехал из Союза. Ушли смотреть комнату.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:03:48)

7

Зрители волейбольного матча

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:04:03)

8

Около магазина. Некоторые мамы. 8 марта 1983 года (см. доску объявлений на стене).

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:04:20)

9

На том же месте, около магазина. Сестры Черемхины со своим отцом, мой отец, сзади – Сережка Кравченко.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:04:43)

10

Второй городок – территория гостиницы Ла-Тхань. Это если смотреть на карту города – западная его часть. У Игоря на карте здание обозначено. На моей карте - нет. Эта территория называется Gi?ng V? (еле буквы такие нашел в Ворде). Помню, недалеко от территории гостиницы (100-200 м) строго на Юг у вьетнамцев было большое самодельное футбольное поле, а на восток, около ручейка (иногда становился хорошей речкой) (30-50 м от гостиницы), располагалась вьетнамская школа. Улица подписана - PH? KIM M?. Вот на этой улице и была гостиница. Территория гостиницы - за бетонным забором с колючкой, и большими металлическими воротами. Нас детей разного возраста проживало там около пятидесяти.
   Основное здание гостиницы – трехэтажное, но потолки высоченные – больше 4-х метров. Поэтому по высоте оно соответствует 4-5 этажному дому. Крыша огорожена толстыми высокими парапетами с бойницами в них. Здание строили французы. Сначала в нем располагался монастырь, потом, когда этих ребят турнули – сделали гостиничный комплекс.

Искал Гуглем фото гостиницы из космоса. Что-то похожее отыскал. И на карте того времени...

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-09 15:07:40)

11

Как-то в Посольстве показывали документальные кадры боев в городе, и мы узнали наше здание. Сколько было крику. Мы все повскакивали с мест. Кричали: "Смотрите! Смотрите! Это наша гостиница! Мы здесь живем!" Показывали, как его штурмовали вьетнамцы. На втором этаже – над входом, там, где у нас располагалась Детская комната, бил пулемет, с крыши стреляли автоматчики и был виден ствол миномета, направленный в небо. Потом через ворота ворвался вьетнамский танк, за ним автоматчики, в окна стали стрелять гранатометчики-вьетнамцы. Фрагмент шел секунд 10. Вот бы его найти. Сейчас у меня уже сомнения, может, это был не Ханой? В Ханое были такие бои? Может кто подскажет? Я так сейчас думаю, возможно, это был Юг страны. Здания-то французы строили одинаковые. Костёл Регина в центре города, да театр тому яркое подтверждение.
   Красивое у нас было здание. Хотя и желтого цвета ( :) ). Над входом была огромная вьетнамская звезда. Большой сквозной холл с колоннами. Через него с внешнего дворика попадаешь во внутренний двор. В холле – бильярдный стол, не функционировавшая стойка бара, три массивных кресла, круглый низкий журнальный столик (целый стол), огромное зеркало в оправе из железного дерева на стене. Две огромные винтовые лестницы в левом и правом крыле. Центральная лестница сразу налево от входа в холл - тоже винтовая, но малюсенькая. Она мне-то казалась маленькой, а некоторые высокие взрослые почти касались головой потолка. На первом этаже в правом крыле – кинозал и 2 комнатки для гостей и обслуги, левое крыло сделали жилым (когда приехал, там была свалка старой мебели – великолепное место для игры в войну). Второй и третий этаж занимали мы.
   Наша семья жила на втором этаже в левом крыле, комната № 16. Ла Танские представляют где это. Комната была узкая и длинная. Два широких платяных шкафа разделяли комнату на две части. В первой – в углу стояли 2 холодильника (которые притягивали мадам как мед пчёл). По правой стене располагался мой письменный стол (я сидел лицом к входу в комнату), у другой стены – два кресла низких и тяжелых, журнальный столик с магнитофоном и подвесными полками с книгами. Вторая половина – «спальня»: две кровати (само собой с москитёрами) слева и справа от прохода. Кухня располагалась после «спальни»: комнатка за узкой дверью. Из кухни попадаешь в душевую (!). Окна с наших кухонь выходили во внутренний двор, но видно было не много – мешали пальмы. Видны были часть пятиэтажной гостиницы напротив, и часть бассейна с фонтаном в центре двора. И еще дорожка около стены и бетонный резервуар с водой. (Как сейчас слышу оглушительное пение цикад за окном, крики «Папили-о-о-о-о!» и топот ног). 
   В комнате – постоянная прохлада. На улице +35-40, парилка как в бане. Забегаешь попить воды в комнату, а там +18! Морозильник!!! От перепада температур бросает в дрожь, футболка мгновенно прилипает к телу. Залпом – кружку, сачок - из-за холодильника, и снова вперёд. Взрослый народ перемещается с влажными полотенцами на шеях, и только нам, детям, всё ни почём.
   Кафельный бело-голубой пол в коридорах и комнатах. Железные листы, переброшенные через широченную щель в полу. Мерный гул кондиционеров и звук капающей воды в жестяные банки. Вечно не запирающиеся двери с заклеенными стеклами. Огромные коридорные окна на внешний дворик. Мощные ставни и частые жалюзи на окнах. Красота. Вид из окна коридора – дух захватывает, особенно перед грозой к вечеру.
   Но вид с крыши – вообще фантастика. Наше здание было самое высокое в округе. Половина Ханоя – как на ладони. Хорошо были видны здания в стороне Чунг-Ты (кстати, тогда я думал, что это виден Ким-Лиен), башня в Музее Вооруженных сил. Рядом, через ручей за стеной располагалась вьетнамская школа.
   Помню перед грозой с северо-запада постоянно били молнии в землю, они подсвечивали черно-багровые тучи… Это было видно и из окон коридора, но пальмы немного мешали, лучше было подняться на крышу и наслаждаться видом оттуда.
   А в апреле, после 16.00 регулярно лили дожди. Сначала жара (ну, вы помните эту парилку :)), ослепительное солнце, потом с юга появляются фиолетовые тучи сплошным фронтом. Наше желтое здание гостиницы выглядело на этом фоне просто фантастически. Замолкали цикады, исчезал ветер. Наступала удивительная тишина. Через несколько мгновений тучи оказывались над городом, сверкали молнии, грохотали раскаты грома. Затем с неба обрушивался ревущий поток воды, становилось прохладно и сумеречно. Визг мгновенно промокших детей, улюлюканье вьетнамцев-охранников. От плитки перед зданием (там ещё акация в круглой клумбе росла) поднимался густой пар. В 18.00 дождь выключали. К 21.00 уже было сухо. Утром в этот период делать зарядку на крыше было вообще здорово. Воздух чистый, свежий, красное солнце только-только поднимается над туманным горизонтом. Жить сразу хочется! Летать!!! Нет слов.
   Сейчас на месте гостиницы наша школа. Дико завидую современным школьникам – там есть где развернуться. В буквальном смысле. Территория была просто огромная. Главное здание длиной, наверное, метров 80, если не больше. От его правого крыла перпендикулярно к зданию по внутреннему двору проходила высокая колоннада. Она упиралась в двухэтажной гостиничное здание для иностранцев (в смысле, не советских :)). Рядом располагалась столовая и кухня (но большинство наших там не питалось). Напротив центрального здания  - пятиэтажное здание по типу того, что у Игоря на фотографиях Ланга (только у него четырёхэтажное). Между этими двумя зданиями – круглый бассейн с фонтаном, бившим из камней, и раскидистой ивой, газоны с травой (тогда еще ни разу не стриженой). За пятиэтажным зданием – озерцо, когда-то бывшее плавательным бассейном, но за много лет превратившееся в помойку (честное слово). Вся левая часть внутреннего двора – хозяйственные постройки. Везде масса закоулков, щелей, схороны – чудо для игры в прятки или в войну. К сожалению, ни одной фотографии у меня нет. У других наших должны быть. К примеру, Раймонд Жукас (класс 1979 г) фотографировал часто. У Кравченко Сашки (класс, наверное, 1977) был фотоаппарат, у многих взрослых тоже. Помню, нас часто фотографировали, и я должен быть на этих фотографиях. Звонил некоторым людям, но что-то никто не хочет делиться :( :( :(. У Машуни Ляховкиной отличные фотографии наших ребят, но меня там, к моему огорчению, нет.
   
   Ла-Тхань. Какой-то праздник. Вьетнамки танцуют на площадке около ворот (было очень красиво). Справа не попала в кадр акация в круглой клумбе.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:05:05)

12

Распорядок дня (и жизни) был обычный. Отец строил мост, я учился в школе. Мама сначала (2 месяца) занималась хозяйством, потом совмещала (добровольно) должность медработника группы, т.к. штатный врач уехала в Союз. Так и жили. Отцы уезжали в 6.00. В 6.00 зарядка на крыше с другом Андреем Чернецовым и пробежка до потери пульса по периметру городка. Завтрак. В 7 кажется 30 занимали места согласно очереди в автобусе (очередь на место у окна), и - в школу. Учился. Приезжал домой в 12-13.00. Ел, спал (тропический час – «святое дело»), делал уроки и к 16.00-17.00 был свободен. (Странно, я так быстро уроки больше никогда не делал. Наверное, боялся пропустить красоту природы, что-нибудь интересное). Играл с друзьями и подругами, изучал энтомофауну (жуки, бабочки, палочники, цикады, прямокрылые, богомолы, а также сколопендры, … для перечисления не хватит времени и сил ( :) )) окрестностей, лазил куда не надо (втихаря, т.к. официально я был – пай-мальчиком), дружил, иногда и дрался (исключительно из-за одной девочки). В 18.00 приезжали отцы и с 19.00 в городке было шумно и весело. Отцы резались в волейбол (основная часть). Дети играли в "Знамя", пионербол, бадминтон, прятки, догонялки, в войну, или гоняли за бабочками. Но бабочки – это регулярно, независимо от времени суток :). Отдельные личности собрали настоящие коллекции – насекомые расправленные, подписанные, в энтомологических коробках, на булавках. Один… «товарищ»… увёз в Союз несколько (5-6) коробок с бабочками. Под коробками подразумеваются большие картонные коробки 50х35х25 (см) в которых мы перевозили вещи. Около четырёх сотен экземпляров насекомых. В идеальном состоянии, оформленные по всем правилам. (И его собственные экземпляры, и отобранные им у других детей). Насколько мне известно, таможенники пропустили это богатство!!!
   Вот кто консультировал и определял виды ребятам – не знаю. Были какие-то два чеха или словака, жили в двухэтажном доме. Они каждое утро уезжали в горы с какими-то коробками, банками на раздолбанной ржавой Тойоте-«зубиле». Возвращались поздно. Энтомологи?
   Некоторые дети катались на велосипедах! Привезли их из Союза! Я тоже планировал после каникул привезти свою «Каму». Жадин у нас было только несколько человек, а среди счастливых обладателей велосипедов их не было совсем. Так что все катались.
   Под Новый год нам устраивали соревнования среди детей по шахматам. Играл я средненько, но последним не был. Запомнилась игра Серёги и Сашки Диренко. Кажется, у их мамы (тёти Наташи) был разряд по шахматам. Братья обыгрывали почти всех. Пару раз Сашке (а он был дошкольник) даже уступил руководитель группы Желнин, а тот играл о-го-го (Если память не изменяет, и я ничего не придумываю, Желнин даже выступал в республиканских сборных. Это надо у отца уточнить, может помнит). Игра происходила в Детской комнате на втором этаже. Из окон комнаты была видна акация в клумбе, ворота в гостиничный комплекс, прямо под нами был вход в здание. Смотрели там диафильмы по вечерам, играли.
   У многих ребят были пластмассовые солдатики – копии армий мира. Их заказывали по выписке. Дорогое это было удовольствие. Ребята устраивали целые многочасовые сражения в Детской комнате.
   Почти у всех были аквариумные рыбки. У меня тоже: меченосцы и телескопы. Родители купили их на Шелковой осенью. Привезли в пакетиках с водой. Радости не было предела. Аквариум был огромный круглый, стоял на высокой металлической подставке с тремя ножками. Но у других ребят аквариумы были значительно больше. И не один, а пара-тройка.
   На Новый год наши старшие ребята зажгли ленту с петардами и уронили её из окна Детской комнаты прямо на ступеньки центрального входа. А там взрослые праздновали. С боем часов петарды рванули под ногами родителей. Через секунду в комнате остались только малыши. Потом виновников поймали, конечно. Влетело им…
   Три раза в неделю показывали фильмы в кинозале на первом этаже. Начало в 19.00. Гостиница вымирала. Только с первого этажа доносились звуки фильма. Народу набивалось – туча. Москитов ещё больше. Прежде чем идти на фильм  – намажешься репеллентом (какой приятный запах) и вперёд, занимать первые места, захватывать стулья для друзей и подружки. Обязательно на сеансах были вьетнамцы – охрана («дамчи»), гостиничные («мадам»).
   Когда приехали во Вьетнам, вечером того же дня в Суань-Дине шел фильм "Тегеран-43". Он тогда показался мне нудным и длинным. Через месяц переехали в Ла Тань и снова попал на этот же фильм. Второй увиденный в Ла Тани фильм был "Происшествие в квадрате 36-80". В фильме был кадр предупредительных залпов по Ориону. В телеверсии его вырезали (политкорректность, блин!). (После это фильма мы неделю играли в десантников, а друг Андрей Чернецов заявил, что станет боксёром).
   Если фильм был не интересный, можно было спокойно половить бабочек и других насекомых в фойе – они летели на яркий свет. Или пойти во двор к лампам, там тоже было масса живности. В том числе и змеи, которыми нас пугали, и которых я дико боялся, но не показывал вида. Особенно «пятиминутку» – маленькую, но смертельно опасную змеюгу. Видел её раз в Суань-Дине у одного из наших мостостроителей в бутылке.
   А в Ла Тани днём при мне вьетнамцы-охранники поймали какую-то змею, оторвали ей голову и унесли в "сторожку". Другой вьетнамец ходил по лужайке и что-то ловил в траве. Я подошел ближе. Он ловил акрид, и засовывал их в пустую бутылку из под рисовой водки. Я предложил свою помощь и через несколько минут вся бутылка была полна насекомыми. Бутылку тоже унесли к змее. Я из любопытства крутился рядом со сторожкой, надеялся посмотреть, будут есть змею или нет. Разделали её в два счета и долго жарили на сковородке. Они меня потом позвали и угостили кусочком. Удовольствия не получил, но и заворотка кишок тоже. Жареная саранча была как раз ничего :)… Если бы мама узнала – убила бы на месте: "асептика, антисептика, гигиена и пр." :).
   А можно было во время киносеанса подойти к вьетнамцам-"киношникам" и посмотреть, как работает киноаппарат. Или с их разрешения (и пока не набежал остальной народ) перемотать ленту на бобину. Киноаппараты громко трещали, из динамиков лились голоса, раскрученная бобина с лентой гудела как пропеллер. Ярко светили лампы дневного света, по стенкам сидели ящерицы, через отрытые двери проносились летучие мыши. В воздухе была удивительная смесь запахов: аромата каких-то цветов с улицы, плесени, нагретого металла от киноаппаратов, ещё чего-то очень приятного …
   На мошек, летевших к свету, в фойе охотились ящерки-гекконы. Мы их называли "машками". Они бегали по стенкам и цокали. Эти машки были хитрющие и ловки звери. Я часами наблюдал за ними, их охотой. А одну ящерку, можно сказать, приручил.
   Ещё какие-то древесные ящерицы жили в бонсаи в огромных кадках на ступеньках входа в гостиницу и в камнях бассейна (постоянно пустого). Мы пугали друг друга (особенно девчонок), что, мол, это змеи здесь живут. Однажды, Игорю Иванову почти удалось поймать ящерицу из камней бассейна. Естественно, она оставила на память хвост.  Этим хвостом долго пугали девчонок.
   Самыми неприятными живыми существами, обитавшими в гостинице, были крысы. Они жили в подвале. Их было очень много. Как-то перед заходом солнца стал свидетелем, как три крысы на крыше загрызли кошку. Побоялся заступиться. Крысы были очень большие и быстрые. Этот кошмар целый месяц преследовал во снах.
   Однажды прогуливались с родителями в темноте вдоль корпуса во внутреннем дворике по дорожке. Вижу – на земле отраженный мигающий свет от пролетающего в небе самолета. Хотя плитка сухая. Наклонился, смотрю, а это жук ползет и мигает. Светляк. Поймал его во что-то, принес в комнату. Посадил в прозрачный стакан. Показывал родителям и друзьям, как мигает в темноте. Просто удивительно.
   В конце ноября 1983-го было «нашествие» бабочниц. Миллионы этих мелких насекомых, похожих на крошечных бабочек или мошек тучами летали вокруг фонарей, толстым слоем сидели вокруг ламп в комнатах. Были три дня и исчезли.
   Один из воскресных обедов был прерван оглушительным грохотом где-то в комнате. Вместе с родителями выскочил из кухни в «зал». Всё осмотрели, выглянули в коридор. Причин для грохота нет. Через несколько часов заглянул в холодильник, что-то хотел взять. Бутылка минералки, которую отец поставил охладиться, разлетелась вдребезги. Она то и произвела столько шума и здорово нас напугала.
   В один из дней, вернувшись из школы и пообедав, никак не мог заснуть в «тропический час» – с улицы ревела музыка. Выглянул в окно. Около бассейна с фонтаном (надо же, он работал в этот раз) в шезлонгах сидели люди, что-то орали, пили баночное пиво, коньяк и рисовую водку. Ноги держали на ящиках с пивом «333». Огромный магнитофон  стоял на краю бассейна. Какие-то наши дети в задумчивости бродили неподалеку, явно обсуждая как бы насолить этим нарушителям тишины. Поспать не удалось. Тоже пошёл на улицу. В фойе столкнулся с Чернецовым, Нестеренко и Кофтун. От них узнал, что эти «дядьки» - итальянцы, и они празднуют день рождения то ли Мусоллини, то ли Гитлера. Ребята предложили участвовать в «боевых действиях против фашистов». Показали карманы, полные петард. Отказался. Сейчас вижу – зря. Много упустил. Этих итальянцев практически все наши пацаны мучили до вечера. Закидывали петардами, комьями глины, таскали банки из-под самого носа, ругались и дразнили. Пьяные итальянцы выкрикивали антисоветские лозунги, орали песни, падали в бассейн и освежались под струями фонтана. Вьетнамцы много раз делали им вежливые замечания. Их явно посылали по адресу. Некоторые дамчи молча сидели подолгу в сторонке и смотрели за этим представлением. Кто-то из наших боевых женщин тоже выходил, пытался утихомирить их. Бесполезно. Вечером приехали отцы. Не знаю, подходили ли к ним с просьбой «угомонить интуристов» или нет. Просто музыка резко прекратилась. С кем-то из девчонок выбежал из-за «пятиэтажки», и никого из этих итальянцев около фонтана уже не было. Остались пустые банки, гора крышечек из-под бутылочного пива. Одного иностранца обнаружили на ступеньках «пятиэтажки». Он заползал на лестницу :) как огромная сонная жёлтая ящерица.
   Когда фильмов не было, вечерами сидел под хорошую музыку (из Шарпа-575) в любимом кресле с хорошей книгой (колоссальное удовольствие). Без музыки не представляю себе Вьетнама моего детства. Музыка постоянно звучала из каждой комнаты. Когда приехали в Суань-Динь, первое что услышал, были Битлз. У отца были три кассеты с ними. Многие песни АББА, Баккара, Бони-М, Боба Марли, Пинк Флойда, Иглз, итальянцев, … - стали ассоциироваться с детством во Вьетнаме. Остались практически все записи того времени. Бывает, поставишь кассету и как будто погружаешься в прошлое… На Новый 1984 год поймали по радио телевизионный концерт, транслировавшийся на Дальний Восток и записали его на Чебурашку. «Света тебе и радости, Мира и благоденствия … Желаю тебе, земля моя, Высокого неба ясного, И счастья желаю тебе…» - пела Ротару. Так отчётливо нахлынула тоска по дому. «Поля безбрежные, вершины гордые…» - лилось из динамиков. Тут дожди, +10, а дома снег, мороз, дети на лыжах и коньках катаются … Никак не верилось, что ты за какие-нибудь 12-14 часов перенёсся на другой конец планеты. И дом так далеко, что представить страшно. А здесь… Чужая страна. Но рядом – свои. И на душе становилось легче.
   И ведь не было телевизоров (– ура!). Мы общались. Вечерами с друзьями болтали в фойе, сидя в огромных тяжёлых креслах за правой колонной около зеркала. Или играли в здании, или у кого-нибудь в комнате.
   А какие были субботы и воскресенья! Мы, дети, их ждали как праздника. По воскресеньям к 11.00 возили в посольство, смотрели фильмы и мультфильмы. (Многие из этих фильмов сейчас повторяют по центральному телевидению. Смотрю с сыном – как в детство попадаю) Воскресные поездки по Ханою и за город, Музей ВС, Ароматная пагода… А поездки на "отоваривание" в ДипШоп :):):)… Красота!
   На выходных отцы жарили шашлыки на крыше, мы постоянно крутились рядом в надежде поживиться кусочком. Вот только мясо было – как подметка от ботинка. Зато сама атмосфера праздника, аппетитный запах, и тучи появлявшихся бабочек-переливок (переливниц)… Наверное, запах шашлыка их тоже привлекал :). Хотя, скорее, пиво "333" бабочек интересовало больше :). И, как всегда, сачка с собой не было :(.
   А залив Ха Лонг… Фантастическая красота. Острова, гроты, абсолютно прозрачная вода, огромнейшие черепахи у борта теплохода. Стайки крабов у среза воды, белый горячий чистейший песок, перламутровые ракушки на берегу. Пальмы, склоняющиеся к морю, лазурное небо с ослепительным солнцем, лёгкий бриз. Джонки, снующие в стороне порта, огромные корабли на рейде… Только вода была холодная, за зиму остывшая. По вечерам - далекий гул и всполохи в небе далеко за горой, скрывающей Хайфон, в стороне границы с Китаем. У них же постоянно были какие-то пограничные конфликты.
   Это была весна 1984. Мы ездили в залив небольшими группами по 10-12 семей - что-то типа отпуска.
   В ресторане подавали вкуснейших креветок. Других таких в моей жизни не было (Ю-В Азия неповторима). Было что-то ещё очень вкусное, уже не помню названий. А королевские бананы… После них на то, что здесь сейчас продается, смотреть-то не хочется, не то что есть. Кто-то из наших на базаре купил трёх огромных крабов, и их приготовили местные повара к обеду. Нас тоже угостили. Разницы между крабом и креветкой не почувствовал. Готовили первоклассно. (Мама, конечно, предварительно ознакомилась с санитарно-гигиеническими условиями на кухне :) - как ни как медработник. И дала добро :). Хотя нашим было ничего не страшно, и в разрешениях они не нуждались).
   Было странно. В стране сложная ситуация – много голодающих, карточная система, народ живёт не поймешь чем, а тут… Изысканные блюда в огромном количестве, счастливые лица. Мне было неловко. Как вспомнишь наших гостиничных мадам, выпрашивающих еду из наших холодильников и прячущих её в вёдра, их голодных маленьких детей, грязного ребёнка, валяющегося в канаве (видели, когда ехали в школу утром) … И еда поперёк горла вставала. Вьетнамцы тогда жили очень тяжело, но не унывали. А как они к нам относились… Я такого отношения больше не встречал ни от кого (ну, разве что, от братьев-славян). Нас детей они просто обожали, были снисходительны, и редко когда по-настоящему сердились. Хотя некоторые наши паразиты, среди которых и много моих друзей «хмурый смайлик», по настоящему издевались над некоторыми из нашей охраны и обзывались всякими нехорошими словами. Доставалось нашей директрисе гостиницы. У мелких хулиганов было целое развлечение дразнить её. А у неё дети в войну погибли. Она сама была партизанкой на Юге. Она рассказала это мне и Антону Барышникову со слезами после очередной «шутки» наших оболдуев. Защищал её, чуть ли не с кулаками. Каким-то нашим ребятам здорово от меня досталось. Даже поссорились с ними на какое-то время. Они потом осознали свою вину :) и мы помирились.
   Фотографию своих товарищей около гостиницы в заливе уже размещал. Не повторяюсь.
   Отдохнули мы тогда в Ха Лонге очень хорошо. Жили в гостинице на пятом этаже, почти под крышей. Маленький уютный номер с большим балконом. Утром выйдешь на балкон, открывается вид на весь залив. С нижерасположенных этажей  ничего не видно: мешают пальмы. Питались в ресторане, почти каждый день экскурсии на теплоходике по шхерам, пляж в 60 метрах от гостиницы.
   Помню, на третьи сутки в заливе ночью был шторм. Около 23 часов обрушился шквальный ветер, скрипели стекла окон, всё здание вибрировало от порывов ветра. Вспышки молний, оглушительный гром, запах озона. Стыдно сказать, я заснул под этот шторм. Иногда просыпался (родители не спали, сидели за столом или стояли у окна) и спрашивал: "Еще не кончилось? Я щас чуть-чуть посплю и пойду на балкон - посмотрю". "Куда ты пойдешь!? Спи давай!" И я продрых так всю ночь. Утром – небо бирюзовое, солнце яркое, воздух прохладный влажный… вот только запах…тина гниющая. Всё равно красота! И ни одного корабля на рейде. Пусто. Ни-ко-го. Накануне напротив нас стоял "Кремль" (п/п Владивосток). Я так переживал, что с кораблем могло что-нибудь произойти. Успокоился только к обеду, когда увидел его входящего в порт (они снялись с якоря заблаговременно и ушли куда-то). А в порту было круто. Краны валялись на земле. Какой-то иностранный корабль кормой сидел на берегу. Джонки встречались на берегу в полукилометре от берега. Полный кавардак. Нам, естественно, изменили программу мероприятий. Но на острова мы всё равно в тот день выходили. Вот только погода после обеда испортилась окончательно. Было холодно (!), сыро и тоскливо. На теплоходе замёрз и одел шерстяной спортивный костюм (пригодился всё-таки).
   
   Мы в заливе Ха Лонг

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:05:29)

13

Посетили знаменитый грот Hang Trong. Глубоко не смогли забраться – света не было.
   
   Фото грота со старого плаката

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:05:49)

14

А когда через неделю возвращались в Ханой, пришлось следовать другим маршрутом – реки разлились, паромы не работали. Везде виднелись разрушенные вьетнамские домики. Их строили-то - в кирпич положенный на ребро, или вообще, циновки на каркасе... Ехали очень долго. Все устали. Я хотел домой, в родную гостиницу, есть и спать. Въехали в Ханой уже в темноте. Я уснул в автобусе, отец вынес меня на руках.
   (Песню вспомнил: «Ах гостиница моя, ты гостиница…». Слова народные. Интересно, её после нас кто-нибудь пел?)
   Пока ехали домой (надо же, пишу «домой» о гостинице на полном серьёзе) мечтал о мамином хлебе. А если бы ещё маслица на него сверху… А ещё лучше чёрного хлеба с красными щами и лучка зелёного вприкуску … Мечтаю, а за окном проносятся разрушенные домики, поломанные пальмы, затопленные чеки.
   Хлеб, кстати, наши мамы сами пекли. Когда переехали из Суань Диня в Ла Тань, как-то вечером в конце сентября пошел с мамами в столовую. У моей мамы, как внештатного медсотрудника группы возник вопрос, «а что это такое с крылышками просвечивается в тонком ломтике хлеба из столовой»? Там мы увидели как готовили хлеб. После увиденного она строго запретила есть что-либо в столовой (мужики, правда, некоторые, игнорировали запрет). А хлеб… Стоял огромный чан с абсолютно жидким тестом, над ним светилась мощная лампочка. Всё летающе-прыгающее летело на свет и падало в этот чан. Моей радости не было предела – за пару минут все коробочки, коробки и пузырьки были наполнены насекомыми, которых я вылавливал из этого теста, пока стоял с родителями. Вот счастья-то привалило!
   И мамы стали сами печь. На общей кухне был график-расписание, кто и когда пользуется плитой. Всем мужья сделали противни, и жены мгновенно освоили хлебопекарное искусство. Хлеб был вкусный. (Значительно лучше того, что продается сейчас здесь в магазинах. Разве что белорусский очень похож на старый бородинский хлеб… Наверное мука тогда была очень хорошего качества, да наполнителей не добавляли)
   А какие были насекомые… Среди них огромнейшая (22 см) Attacus atlas, которую отец случайно поймал около моста, парусники и тропические белянки, акриды, трещавшие во время полёта, цикады…  В заливе Ха Лонг вечером маму напугала огромная бабочка, тоже, похоже, из шелкопрядов. Мы возвращались из ресторана после ужина, миновали клетки с (обезьянами?), вышли к фонарям и тут из темноты, со стороны шоссе, бесшумно вынырнула бабочка. Прямо на маму. Она присела в испуге. Отец пытался сбить насекомое полотенцем (сачок-то остался в номере, как всегда). Но бабочка взмыла к фонарю и стала там кружить, потом растворилась в темноте. Как я горевал. Даже сейчас вспомнил это чувство досады. Размер бабочки – ну никак не меньше моего аттакуса, может быть и больше. Это был великолепнейший экземпляр. Мною пойманных бабочек было только 12 штук. 6 штук разных насекомых подарили мне на прощание Юрка Нестеренко, Андрей Чернецов, братья Ковалёвы, Диренко и Климашевские. (К сожалению, почти ничего уже не сохранилось. Кожееды с пухоедами съели или капитально повредили. Не спасли инсектициды, герметизация коробок. Поздно спохватился. Остались видеозапись от 1995 года – некоторые бабочки, разложенные на столе: аттакус, никтолемон, гиполимнас, цетозия, переливницы и данаиды... Про «часики» уже вспоминал. Ребята все помнят это чудо. Как и остальные фантастической красоты виды. Вы-то их больше моего видели. И даже сохранили! Молодцы!!!).
   
   Жалкие остатки от никтолемона.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:06:19)

15

Вы помните, конечно, регулярно приезжали балет, оперные коллективы из Союза. Была польская рок-группа Байм. Отец записал их концерт в театре на наш меленький магнитофон "Чебурашка" - Sharp GF-7Z. Запись сохранилась. Поляки сначала выступали в театре, а потом у нас в гостинице в кинозале. Они пытались попрыгать на нашей сцене, как это делали в театре. Но ударник со своей установкой угрожающе раскачивался, рискуя провалиться :). Мы, дети, смеялись, и всё ждали, когда же это случится. Но непоседливый басист прекратил эксперименты. Играли и пели они здорово, но ужасно громко. У Ляховкиных, около дизель-генератора, было так слышно, будто играют над ухом. У нас в комнате на втором этаже дрожали стены и вибрировал пол. С кем-то из ребят (кажется, с Тряховым) ушли на пятиэтажку и долго там стояли, разговаривали.
   Возможно, кто-то из вас к нам тогда приезжал. Из Ким-Лиена точно был автобус.
   Вот визитка поляков:

Визитка польской рок-группы Байм

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:06:37)

16

Родители мои стали достаточно известными в Ханое людьми. Мою поющую маму и ещё двух других мам транслировали 2 раза по Ханойскому телевидению. С титрами, что вот, мол, как отдыхают и живут русские жены, какие они все талантливые и красивые. Я был горд, но не зазнавался. Сначала на студии звукозаписи проходила запись песен под аккомпанемент оркестра Ханойского радио и телевидения. Потом, через месяц, приехали телевизионщики на 2-3 автобусах, и неделю без перерыва снимали и сводили звук и видеозапись у нас в гостинице. Мама и другие мамы пели под фонограмму на фоне фонтана в центре внутреннего двора. Количество дублей я перестал считать после 12-го. Сохранилась черновая аудиозапись со двора гостиницы. Слышны проезжающие машины, голоса вьетнамцев на фоне песен.
   Отец у меня тоже музыкальный человек. Школьником играл в школьном духовом оркестре (занимали призовые места по Саратовской области), студентом и сержантом в армии играл в ВИА. Работу тоже долгое время совмещал с игрой в ансамбле. Все вьетнамцы-музыканты по городу были его друзья. На открытии моста он играл на ударной установке, и его огромная фотография почти три месяца висела на стене здания на перекрестке рядом с озером Возвращенного меча (фото).
   
   Фотография отца за ударной установкой.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:07:16)

17

Что меня поразило, так это общение с мальчишкой-вьетнамцем, сыном одного из музыкантов. Мы несколько дней были на студии звукозаписи – мама и другие наши записывались. Не помню, как зовут этого мальчишку. Отличный пацан. Абсолютно такой же как мы с вами. Языковой барьер, можно сказать, отсутствовал. Он не плохо говорил по-русски, некоторые слова я знал по-вьетнамски. Остальное восполняли жесты, мимика. Мы с ним даже потихоньку сбежали на 30 минут в город (он меня оберегал, защитил от местных хулиганов). От него я узнал массу интересного о городе, вьетнамцах, их образе жизни и мировоззрении. Ничего подобного ни в одной книге не читал и ни от кого не слышал. Особенно много говорили о войне. Его родственники воевали и имели правительственные награды.
   Но больше всего запомнилось, как он сначала восторженно слушал мой рассказ о СССР, о моём деде-танкисте, о наших полетах в космос, что-то ещё, а потом задумчиво молчал несколько минут и выдал. "Я завидую тебе, у тебя хорошая страна, ты её любишь как я свою. Вы, конечно хорошо живете. У вас всё есть. У вас уже нет голода, болезней. Вы даже в космос летаете. Но мы тоже будем как вы. У нас тоже уже есть свой космонавт. Мы будем жить так же хорошо, как вы". А потом он снова помолчал и сказал: "Нет, мы будем жить не так как вы, хорошо, а ещё лучше, чем вы". И засмеялся. И куда-то усвистел. Я так четко всё это запомнил, что когда ехали домой, не удержался и пересказал наш разговор родителям. И помнил эти слова постоянно. Сейчас вижу, он был прав на 101%. Что ж, молодцы вьетнамцы. Можно только порадоваться за них. Они не позволили никому ничего ломать и уничтожать, только усовершенствовали. И прекрасно, лучше нас живут. Пацан был провидцем.
   Вспомнилось… В это время стала популярной песня «Малиновки заслыша голосок». Вьетнамцы-музыканты сами подобрали музыку, переделали аранжировку, и пели слова «…малиновки заслыша ЗАголосок…». Мы постоянно смеялись, когда они исполняли свою версию песни.
   Кроме мостовиков, в гостиничном комплексе проживали и другие группы: представители торгпредства (Барышниковы, кто-то ещё), строители из Фалая, Дошона (в пятиэтажке), а через стенку - рядом с дизель-генератором, в так называемом «Городке», обитали научные работники (Ляховкины, Тряховы, … – Маша подсказывай). Всех уже не помню, родители тоже.
   Как же народ выносил грохот генератора?! Летом его включали редко, только когда в районе вырубали свет. А вот осенью и зимой… Когда мы, дети, забегали в те края, грохот двигателя заглушал разговор, приходилось повышать голос. А ведь Тряховы и Ляховкины жили там постоянно. Маша Ляховкина сможет об этом более подробно рассказать. Да и помнит она больше меня, жила она во Вьетнаме долго (с 1 по 10 класс - везёт же ей).
   Короче, мы не скучали, дружили, влюблялись. Были свои "клоуны", чудаки (типа меня)… Были смешные случаи… К примеру, один мой друг (тогда 6-ти лет) ночью спросоня после посещения горшка по ошибке зашел к соседям. Дверь в его комнату ночью закрыл отец. Он не заметил отсутствия сына, обнаружил незапертую дверь, закрыл и лёг спать. Пацан вернулся, подергал дверь – заперта и пошел в другую дверь, которая оказалась открыта. Лег в чужую кровать и проспал до утра. Утром родители обнаружили его отсутствие. Было настоящее представление.
   В озерце (бывшем плавательном бассейне, загаженном до безобразия) за пятиэтажным домом постоянно кто-нибудь едва не тонул. То двое мореплавателей отправлялись в путешествие в старой ванной с не заткнутым сливным (наливным :) ) отверстием в днище. То ревнивая третьеклассница спихивала в воду друга, а в другой день сама туда сваливалась. То озерцо оказывалось на пути убегавших от водящего, или целой толпы, преследовавшей бабочку. Хорошо, что никто не подцепил какой-нибудь дряни, хотя глотали водички прилично. Это даже просто удивительно. Тем более, что двое мостовиков из нашей группы спустя несколько лет после возвращения в Союз умерли от какой-то заразы, типа печеночного сосальщика, - так долго носили её в себе.
   Однажды, во время игры в прятки, двое ребят забрались в ГАЗик (69-й кажется), постоянно стоявший у правого крыла гостиницы. В этот момент пришёл хозяин машины, и обнаружил посторонних. Удирали из машины как зайцы, напугав какую-то мадам своим неожиданным появлением из-под брезента. Мы наблюдали это из окна коридора на первом этаже. Не знал тогда, чья была машина. Может быть, тот водитель был отцом Маши Ляховкиной?
   Почему-то нельзя было включать вентиляторы, висевшие под потолками. В первый же день, как приехал в Суань-Динь включил из любопытства вентилятор в большой комнате. Родители куда-то ушли. Вентилятор ещё раскрутиться не успел как следует, а зашедшая мадам в ужасе замахала руками, что-то испуганно затараторила и подскочила к рубильнику-выключателю. Ругали меня долго. Или проводка была слабая, или ещё что-то – не помню.
   Осенью или зимой наших родителей собрали в кинозале и дали команду быть готовыми в любую минуту экстренно покинуть страну. Моросил противный дождь. В низких тучах постоянно гудели транспортные самолеты, где-то выше был слышен отчетливый звук барражировавших реактивных самолётов. Несколько лет назад узнал об инциденте между нашими ВМФ и американцами, который произошёл примерно в тоже время. Возможно, это и было причиной приведения нас в «боевую готовность».
   За петарды нас наказывали. Но мы всё равно баловались с ними. Да и не только с петардами. В земле часто находили ржавые не стрелянные патроны, извлекали порох…
   Из-за петард серьёзно пострадал Игорь Иванов. Кто-то бросил большую петарду в горку извести у него на пути, когда Игорь бежал за бабочкой. Негашеная известь, взлетевшая в воздух от взрыва, попала ему в глаза. Он долго был с повязками на глазах.
   Тогда я впервые по-настоящему испугался за девочку, с которой дружил, и которая мне очень нравилась. Один наш шестилетний ребёнок (очень злой по натуре) стал бросать в неё камни и попал ей в лоб. От ужаса я чуть не грохнулся в обморок. До сих пор чувствую себя виноватым – не предупредил, не защитил. Боялся, что шрам останется у неё на всю жизнь. К счастью обошлось. Ребята потом отметелили этого … (мне не дали). Надо сказать, что я очень благодарен ей за нашу дружбу. Знаю, что она осталась таким же хорошим человеком, каким была в детстве. Очень рад за неё.
   В конце апреля некоторых детей и взрослых поразила странная болезнь. Мгновенная огромная температура, слабость, тошнота, разные проявления аллергических реакций. Быстро выяснили, что причина – в цветах, росших на клумбах внешнего дворика. Запомнилось, что очень тяжело болела Елена Волощук. Ангелину Горбенко отговорил нюхать (чуть не поссорились). Я сам свалился на 2 дня. Всё было как в тумане. А через эти два дня – как будто и не болел. На форуме уже вспоминали об этих цветах.
   Однажды во время волейбольного матча перед закатом наши отцы случайно сбили мячом летучую мышь. Мы оказались тут как тут. Огромнейшая "птица", около 30 см в размахе. Бедное животное долго не могло очухаться – мяч был на подаче и оно с ним встретилось лоб в лоб. Другие мыши метались над нами, пищали до боли в ушах. Даже цикады смолкли. Девчонки хотели её забрать "вылечить, в кроватку уложить, покормить" :). Отцы нас всех разогнали, отнесли её к кустам около вышки судьи и подцепили её к ветвям. Хорошо, никто из детей с ней не пообщались, травма была бы обеспечена. Когда она очухалась, чуть не укусила кого-то из родителей.
   Надо сказать, что мы жили работой отцов. По крайней мере, многие из нас. Вечером, за ужином, с интересом слушал отца, как он рассказывал о мосте, событиях за день. Я знал какой пролёт когда был закончен, где не клеилась работа, какие проблемы беспокоили отца… Когда соединились правый и левый берега – это был праздник. Гостиница гуляла. «Ессентуки» лились рекой :) . (Про остальные реки молчу). А на открытие железнодорожного движения в мае 1984 года были приглашены все родные мостовиков. Тепловоз тянул две (или три) открытые платформы, на которых мы и расположились. Были все мостовики, их жены и дети. Это было фантастическое путешествие с одного берега на другой по железнодорожной ветке длинной более 6 километров. Двигались медленно. Река действительно была красная. Сине-зелёные пальмы по берегам на фоне реки выглядели как игрушечные. Было не жарко (мягко говоря), пасмурно (или переменно – не помню, с утра точно было солнце). На берегах – отлично, а над рекой дул прохладный ветер. Дети визжали от восторга. Нашему счастью не было границ.
   Очень хорошо запомнилось 1 сентября (1983 года). Хотя всё было как во сне. Школьный автобус, нарядные ребята, озабоченные родители, яркое ещё не жаркое утреннее солнце. Чьи то родители (кажется, Чернецовы, Жукасы и Ляховкины) фотографировали нас всех на ступеньках гостиницы, потом около автобуса (фотографий у меня нет :( ). Ехал в школу в автобусе и сидел вместе с Юркой Нестеренко и Диренко Серёгой. Они рассказывали о школе с восторгом. Я ужасно волновался. Оказалось напрасно. Учителя оказались – просто чудо. Одноклассники – о лучших и мечтать нельзя. Было ощущение, что попал в свой родной орловский класс. Такая же доброжелательная атмосфера, нормальные ребята. Я тогда был катастрофически стеснительным, с трудом заводил дружбу, поэтому был малозаметен. Но в школе было как-то легко. Общался со всеми: старшие-младшие классы. Вот и с Оксаной Климушкиной (Рязанцевой) "познакомился" – случайно её ушиб (шучу, конечно на счет "познакомился"). Удивительно, но она была похожа на мою одноклассницу из Орла. Я когда её увидел издалека в начале сентября в школе – чуть не подошел поздороваться. А я же стеснялся своих очков, и старался ходить без них. Соответственно был почти полуслепым. Вот был бы конфуз, если бы поздоровался :).
   
   Дневник о учителях.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:07:38)

18

И всё же чувствовал постоянно, что это – чужая страна, а школа – островок мой родной страны. Было тревожно и интересно. (Это чувство не раз посещало меня потом, когда стал взрослым)
   Незабываемы завтраки в столовой. Поразило отсутствие стульев – «шведский стол». Такие вкусные паштеты больше не ел никогда. А какао "Золотой ярлык"… А кофе, которого больше нигде не пробовал… Чудо. Наешься и во двор. Около стенки одноклассник стоит - очередную фантастическую книгу читает (После разговора с Максимом, припоминаю, что это был Игорь Большаков). Во дворе шум-гам. Мы гоняем в догонялки по двору с Инной Дойковой и Коцубой Сергеем (или Игорем?), какие-то одноклассницы играют с мячом около глухой стены у мастерской. Старшеклассники чинно (как взрослые) бродят, за девочками ухаживают. У младших классов звонок прозвенел…
   В классе сидел около камина. Наш третий ряд состоял из одноместных парт. Передо мной сидел Мишка Новиков, на первой парте Инна Дойкова. А кто сзади меня сидел – не помню уже (вот досада-то, а ведь общались хорошо). На первом ряду на первой парте – Гацелюк с Намакановым (потом с Максимом сидел Трунов? Он на фотографии Максима стоит между Сашкой Намакановым и Маратом Файздрахмановым), за ними, кажется Марков Павел, затем Сичкарь Оксана (или Олеся, я их постоянно путаю) с девочкой из посольства (отец был военный). Ковалёв Игорь – на среднем ряду, почти напротив меня. Коваленко где-то сзади на первом ряду. Коцуба - на первой парте второго ряда. Всё, больше не помню. Может быть, одноклассники напомнят?
   Уроки… Что уроки – обычные, как дома. Как будто и не уезжал никуда. Пятерки, четверки, две тройки (по английскому)… Вот ниже - не было. Класс был небольшой, но очень уютный. Особенно в сезон дождей. За окном капает, шумит дождь, зябко, жалюзи закрыты, состояние сонное, яркий свет ламп (дроссель, зараза, опять жужжит где-то сзади). То шутка Лилии Ефимовны расшевелит, то Игорь Ковалёв (балагур и любимчик всех девчонок) затеет дискуссию с Людмилой Фёдоровной. Сразу слетает сонливость.
   Однажды на уроке "спасал" одноклассниц от сколопендры (по крайней мере, от огромнейшей многоножки). Зверюга выползла из жалюзи и то ли упала на стол, то ли просто сидела на двери около ребят первого ряда. Но визг был жуткий и многоголосый. Не помню, сам ли я вызвался убрать многоножку, или кто-то обо мне вспомнил (я же тогда был в равной степени фанатом членистоногих и авиации). Но повозиться с ней пришлось изрядно. Свернул бумагу в несколько слоёв и ловил её. Многоножка без труда прокусила тетрадный лист свернутый в четверо и оставила огромное пятно на бумаге вокруг места укуса. Всё же удалось её загнать в подобие кулька из листов бумаги, и вынести на улицу. Выпустил на землю напротив выхода из здания под камни у стены (как сейчас помню – даже расположение камней и запах мокрой глинистой земли). На перемене спускались на первый этаж завтракать, смотрел – её уже не было. "Надо было куда-нибудь подальше её выпустить, а то кто-нибудь на перемене наступит, а она укусит," – думал тогда.
   На уроке музыки пели песню «Вальс в ритме дождя». Слова знал весь класс. До Вьетнама я её не слышал. Но и вернувшись в Союз, оказалось, что ни кто из моих друзей, одноклассников, с ней не знаком. Почему то она у меня ассоциировалась с Там Дао (в котором я так никогда и не побывал).
   Один из уроков был прерван диким шумом во дворе. Мы подбежали к окну. Какой-то грузовик, видимо сдавал назад, и сбил створку ворот, разворотил часть стены. Мы потом на перемене бегали смотрели, что случилось. А следующим уроком были, кажется, труды. Учитель прикрыл часть двери в мастерские, чтобы нас не было видно с улицы. Восстанавливали ворота долго. Мы два раза ходили на физкультуру через сломанные ворота.
   У нас в это время почему-то прекратились занятия по трудам. И наш с Антоном Барышниковым парусный корабль, который мы делали на уроке, остался недоделанным. (Куда же он делся? Стоял всё время на полке с книгами. Наверное, я его оставил Антону, когда уезжал). Во время уроков труда девчонки рукодельничали в нашем классе, а потом стали уходить в какой-то отдельный кабинет. А мы оставались грустить в классе.
   На физ-ру ходили пешком из школы на стадион. Он располагался, как помните, около Музея ВС. Бегали там, прыгали, играли. Часто на перерыве между спортивными упражнениями сбегали в какое-то огромное здание и играли там в прятки и догонялки. Что за задание –подскажите. Не в нем ли был авиамодельный-ракетомодельный кружок? А потом стали частыми свидетелями занятий милиционеров народной борьбой вьет-во-дао (или это было что-то другое?). Мои друзья (Максим и Саня) должны помнить этот цирк. Наша троица стояла около трибун. Мы пытались подражать милиционерам – делали какое-то подобие блоков, выполняли удары в воздух. Вьетнамцы просто валялись от смеха, глядя на нас. Старик-инструктор (смеялся он до слез) прогонял нас, но мы возвращались и представление продолжалось. (Он нам потом по настоящему показывал движения-блоки-удары, рассказывал, как партизанил).
   Потом занимались в бассейне в Посольстве. Даже сейчас помню маршрут по которому ходили. Однажды стали свидетелями ДТП. Велосипедист, кажется, врезался в легковушку. Мгновенно собралась приличная толпа. Все гоготали, в том числе и упавший велосипедист, хотя ему было больно. Мы уже порядочно отошли, а смех был слышен. Я никак не мог к привыкнуть к их оптимизму. Как-то дети-вьетнамцы играли около школы и разодрали в кровь коленки, но вместо рёва – смех. Наверное, это самый весёлый народ в мире. Всё делали со смехом. Наш переводчик «дядя Дима» - Thoan (совершенно «золотой» человек и друг нашей семьи) как-то рассказывал притчу-сказку об этом. Но я её уже не помню :(. (Хотя водитель, который возил в школу – ни разу не улыбнулся. Может он не вьетнамец был?).
   Кстати, по поводу цвета стен забора Посольства. Если не ошибаюсь, они были выкрашены в желтый цвет. Или штукатурка была желтая. А зелёным был налет от водорослей (или мха, я не ботаник – не разбираюсь). Поэтому забор и выглядел как желто-зелёный или местами вообще зелёный. Когда шёл вдоль забора – испачкал брюки (кто-то шутя толкнул). Мама еле отстирала. Или это было около стены стадиона? Эх, уже всё забыл.
   В бассейне чуть не утонул. Плавать я не умел. Учили, но что-то не особо у меня получалось. В лягушатнике надоело позориться. И как-то раз, в большом бассейне смело пытался учиться. И попал на глубину, превышавшую мой рост. Как я зашел туда – не пойму. Шел зачем-то спиной вперед. Передо мной – Гацелюк бродит вдоль стенки на мелководье, справа Намаканов баттерфляем… (что, не баттерфляем? А-а-а… ну да… :)). Кажется, Трунов ловит палочников в воде. Одноклассники на большой воде ныряют, физрук ругается что все сразу, а не партиями, в бассейн залезли. И чувствую – нет дна … Машу руками, выскакиваю из воды, снова погружаюсь, касаюсь дна, отталкиваюсь, снова выскакиваю… Народ кругом не поймет ничего. На краю у трапа сидят – на меня показывают и смеются. Кошмар. Ну, думаю, утону позорно, да ещё на глазах у всех, и ни кто не спасёт – никто не понимает, что я тону. Вот досада какая. Так глупо кончить жизнь - в бассейне :) … не на баррикадах… Наглотался воды, наверное, ведро :). Фу, какая же гадость хлорированная. Прямо сейчас во рту чувствую её. А в воде плавали листики какие-то, личинки насекомых, палочники, еще какая-то живность. Бр-р-р… Кто меня вытащил – не помню. В трансе был до конца занятий. Всё, думаю, теперь какую-нибудь тропическую гадость подцепил, наглотался цепней, ришт, двуусток, амёб и прочей дряни. Увезут в Союз срочным рейсом в Институт тропических болезней. Будут ученых и студентов ко мне водить, резать и таблетками кормить (я эти вещи немного знал и понимал, потому что мама – медработник, и перед поездкой во Вьетнам я проштудировал уйму литературы о стране, в том числе и медицинские справочники). Но, вроде обошлось. Народ надомной гоготал целую неделю. От стыда не знал куда деться. А потом, кто-то из старшеклассников круто заступился, объяснил шутникам популярно, что такое тонуть.
   Как-то раз нас закидали камнями на перемене. Перед самым звонком около входа (с торца) из-за решетки-ограды на нас обрушился град камней. Кидали с улицы дети (похоже, китайцы). Они сначала плевали на камни (смачно, так, основательно), а потом прицельно в нас кидали. Рядом с ними стояли взрослые и науськивали их. Попали в наших девчонок, в Марата Файздрахманова, кажется (могу ошибаться, но он был рядом). Пара камней досталась Антону Барышникову. Многие должны его знать. После этого случая его склоняли, ругали почем зря. А в первую очередь наша директриса. (А пацан он был – отличный. С ним в разведку можно было уже тогда идти. Вот только очень горячий он был. Но справедливый) Камни летели градом, и я плохо помню, как всё было. Запомнил только, что Антон ПРИКРЫЛ СОБОЙ наших девчонок. Они забегали в здание. Вижу – камни попадают в нашу девочку (она сидела на третьей-четвертой парте второго ряда). Тут Антон уже не стерпел и схватил камень с земли. У меня самого всё клокотало внутри от ярости. Я выскочил из-под прикрытия двери и тоже схватил камень. Хотел уже замахнуться и бросить. Тут он выбивает камень у меня из рук и запихивает обратно в дверь. Нам всем вслед кричат, что-то типа "советские свиньи, трусы, убирайтесь домой" (могу ошибаться, на счет того, что кричали – был шокирован таким отношением к нам, да и часть ругательств были непонятны). Антон снова, уже спокойно, вышел из двери, поднял камень и замахнулся. Рука за головой, незаметно выронил камень за спиной, и пустой рукой метнул в этих гадов. Как они испугались. Мы в этот момент выглянули из-за двери. Эти паразиты, как саранча прыснули от ограды, что-то кричали. Кто-то из наших ребят тоже выскочил на подмогу к Антону и они произвели "фальшброски". Дальше появились преподаватели, директор. На улице местные вьетнамцы стали гонять этих детей с их взрослыми "инструкторами". Нас с криком загнали в здание: "Провокаторы, хотите конфликт международный устроить, где ваша сознательность, вы позорите звание советского пионера, на вас вся Азия с Европой смотрят…" И всё в том же духе. Антона, кажется, вызывали к директору, а потом разбирали его на линейке. Этот случай стал основанием, чтобы с нашим классом потом беседовал кто-то из посольства (на классном часе) о дипломатии, о нашей ответственности перед страной, об опасности конфликтов, о правилах поведения за рубежом. (Если в чем ошибаюсь, друзья-товарищи-одноклассники поправьте, пожалуйста). Запретили появляться на заднем дворе (а очень хотелось, ведь там осталось полно линочных шкурок от цикад, мы их собирали). А потом, недельки через две-три, обнаглевшие в конец меленькие азиаты-"диверсанты-провокаторы" нарвались-таки на камень. Кажется, пятиклассники не сдержались и открыли ответный "огонь". Засветили одному паразиту в лоб конкретно. Не помню, чем это отозвалось нашим, но "обстрелы" резко прекратились.
   К сожалению плохо помню одноклассников. Остались какие-то фрагменты в памяти. Хотя все дети были яркими личностями. Максима уже все знают. Рисовал он великолепно. Поезда были просто копии. (Это оценили и мои одноклассники в Орле. Единственный рисунок, который Макс мне нарисовал на память - ЭР-200, спёрли в первый же день в классе. У меня тогда даже надежды не было, что я кого-то из «вьетнамцев» снова увижу. А тут память о друге – и украли. Но народ был (и есть) жестокий и фантастически завистливый: все видели как я переживал, но всё равно не вернули.)
   Перед Новым 1984 годом было родительское собрание. Открыли створки дверей сзади класса и объединили с соседним классом. Составили столы насквозь через оба помещения. Сидели мы и родители, учителя. Что-то ели и пили. Кажется, даже пытались петь песни. Было весело.
   На Новый год в посольстве устраивали торжество. Что там было – помню плохо. Было представление, потом мы играли под каким-то навесом. И было очень много сладкого: конфеты всевозможные, зефир, пастила, ананасовый сок, что-то ещё… Короче, я так много сладкого больше никогда не ел. Привез конфеты домой, угощал родителей, друзей.
   В школе на третьем этаже проходила выставка рисунков. Пока ждали автобус, любил заскочить туда и рассматривать рисунки. Там и мой был: трехмачтовый барк с красными парусами на фоне крепости.
   В апреле 1984 в Посольстве репетировали какое-то торжественное мероприятие. Мы должны были выбегать на сцену в президиум и вручать цветы вьетнамскому руководству. А само мероприятие проходило в центре города, в каком-то правительственном здании. Что это было? Подскажите. Я тогда-то был в трансе от волнения. А сейчас вообще не помню.
   
   Дневник о мероприятии.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:08:03)

19

Ребята уже писали о реверансах директору. Я тоже был в шоке первое время. Каждое утро нас встречала директор у ворот (типа фэйс-контроль :) ). Мы выходили из автобуса, здоровались с ней и проходили на территорию школы. Родителей почему-то не пускали. Помнится, часы иметь при себе не разрешалось (но так хотелось, о-о-о…). У каких-то наших девчонок были часы пищащие (препротивно), с мышами на циферблатах, с какими-то наворотами. У ребят – большие черные, даже были у кого-то противоударные. Но надо сказать, что никто не злоупотреблял их наличием. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление. Часы были у всех, но на уроках занимались уроками, не отвлекались. Часы мне купили родители в начале мая. На второй день счастливого их обладания я заявился с ними в школу. На подъезде к школе все снимали часы, убирали их в портфели, девочки что-то ещё делали (за что их могли поругать, не помню) и мы подъезжали уже "готовые". На входе на нас внимательно смотрели, и мы проходили. И когда подошла моя очередь – наша мадам, извлекает из моего нагрудного кармана мои часы… Ё-моё… Я их положил в карман, забыл переложить в портфель. Всё, думаю, прощайте часики Casio F-5, сейчас она их отберёт. "Что это, пионер Старостин?" – спрашивает она. А я-ж стеснительный и "правильный". Как я могу ответить директору? Правильно, никак. А тут посмотрел ей в глаза, и по имени отчеству – "часы родители подарили мне ко дню рождения, которое скоро у меня будет " (не врал). Она внимательно посмотрела на меня, окинула быстро всех взглядом (все замерли), и отдала их мне: "Уберите, и на уроках не доставайте". "Хорошо, говорю, не буду". Кто-то из ребят ко мне подошел около входа в здание: "Чего это она, не отобрала часы?". (А сейчас школьники на уроках с сотовыми телефонами играются, и по адресу отправляют преподавателей, пытающихся эти игрушечки отобрать. Да что школьники – у меня даже студенты такие попадаются. Было у нас такое? Эх! Эту нашу директрису сейчас бы, да в каждую школу. Она живо всех построила бы по стойке "смирно". А с нами такая строгость тогда была излишней). Но мучила она нас сильно. То Барышникова склоняли месяц. Перед этим кто-то настучал на Макса и оговорил его (история выеденного яйца не стоит) и она его вызывала к себе, а потом весь наш класс. Затем с этими часами кого-то из девчонок поймала на уроке. Часы запищали (паразиты такие), а наш класс был по соседству с кабинетом директора. Она и услышала, вышла из кабинета и молча зашла к нам. Молча прошла к доске. Молча протянула руку в сторону нашей одноклассницы. Все были в ужасе. Одноклассница отдала часы и села на место. Директор молча вышла. Потом многие признавались, что здорово струхнули.
   
   Благодарность.

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 19:08:23)

20

На последний звонок я не попал – 25 мая летел домой. Накануне перед отъездом мои друзья Юрка Нестеренко и Андрей Чернецов подарили бабочек на память. Я раздал друзьям своё нехитрое богатство (на хранение): жестяной корабль Сашке Климашевскому, самодельные щит и меч Серёжке, рыбок в аквариуме Денису Гусеву, что то ещё… Ребята стояли в нашей комнате – братья Климашевские, Диренко, Ковалевы, Юрка и Андрюха, Антон … Я чувствовал, что такая ситуация ещё не раз произойдет в мой жизни (так и оказалось).
   День рождения встретил в воздухе. Было радостно и грустно. Целых два с половиной месяца без друзей – такие длинные каникулы. «Но ничего, – успокаивал я себя, - в августе-сентябре снова буду здесь. Некоторых ребят из Ла Тани уже не застану – уедут в Союз, очень жалко. Зато большинство одноклассников остаются ещё на год-два! А через год все равно кончается контракт у отца. После каникул привезу булавки, коробки для насекомых, велосипед. Будет всё нормально. Только в Там Дао опять не попадаю…»
   Летел в Союз на каникулы. Оказалось – навсегда.
   Наверное, я сентиментален. Но я таким был и в 10 лет – во Вьетнаме! Я всё понимал уже тогда. Я совсем не изменился. Совсем. Ну, только борода и усы появились. А в душе-то я тот же. Я уже тогда знал, что это чудо никогда не повторится.
   Помню, в апреле 1984-го мы играли в прятки в фойе гостиницы. Уже улетели в Союз на совсем сёстры Черемхины. Скоро наша семья должна была уезжать в отпуск. Предчувствие расставания с друзьями уже начало тяготить душу. Мы прятались за портьерой. И вдруг как обухом стукнуло – я увидел всех нас со стороны. Мы играем, нам хорошо вместе, родители у всех живы и молодые, у нас никаких забот, нас все берегут как зеницу ока, вьетнамцы кругом наши друзья и няньки… Но скоро ВРЕМЯ нас всех разметает… И мы никогда не соберемся вместе… И этого Золотого Времени уже не будет! Никогда!!! Время сотрет из памяти наши лица, мы пройдем мимо, и не узнаем друг друга … Такая тоска взяла, так всех жалко стало. Я вышел из-за портьеры и все это сказал друзьям. Сначала никто ничего не понял. А через несколько минут у многих были мокрые глаза. Какие-то родители рядом перепугались слёз детей. Вот только объяснить этим родителям мы так ничего и не смогли. Ни о какой игре уже не могло быть и речи. Подругу Ангелину провожал до комнаты.
   Помнят ли они тот момент сейчас?
   И снова кажется, что это было совсем недавно. Кого помню – ощущение, что расстался с ним на каникулы. А ведь прошло 20 лет. Много чего за это время произошло. В памяти остались мальчишки и девчонки. Дети. Друзья. Кто-то изменился. Кто-то совсем не изменился. Кто-то захотел всё забыть и забыл. Другие берегут воспоминания о своём удивительном детстве. И это нормально. Так и должно быть. Согласен с Игорем, надо жить настоящим. Ну дык мы и поступаем так :). Поддаваться унынию больше не будем, это – искушение. А прошлое должно согревать, учить (каким надо и не надо быть), воспитывать, давать силы … Хочется, чтобы и мои дети испытали ту радость от общения с хорошими людьми, капелька которой сохранилась в моём сердце из детства.
   А ведь прошлое становится хорошим именно благодаря хорошим людям, друзьям. И если меня окружали прекрасные люди, то и прошлое было прекрасным. Спасибо вам, мои одноклассники, однокашники, одногрупники, что подарили мне самые светлые детские воспоминания. Спасибо Игорю, что не пожалел сил и времени воссоединить нас.
   И самое главное: спасибо людям старших поколений, благодаря которым моё детство действительно было счастливым!
   2006-2007 гг.

21

Да, классный рассказ. Сразу ощущаешь атмосферу той жизни. И все эти культовые "Пятиминутки" и "Машки" все это было. А теперь только воспоминания!!!

22

Саш, а ты не пробовал книгу выпустить.  Все так классно описано. Мне бы терпения не хватило все это описать за несколько минут Супер !!!!!!!!!!! :hi:

23

Саш! Спасибо!!!  За душевность, за искренность за труд. Я когда эту рубрику на Форуме открывал - именнно на такие труды и рассчитывал! Сам хотел сесть, собраться и написать - благо тоже много чего есть - что вспомнить. Да ты меня опередил - за что - низкий поклон тебе! Такие эссе, на мой взгляд, не менее ценны, нежели фотографии - поэтому и стоят с ними в одной рубрике. Они даже более ценные - потому что подготовить для публикации это гораздо сложнее чем фото. Надеюсь что твоя публикация сподвигнет других форумчан (в том числе и меня) к подобного рода воспоминаниям! Было бы очень интересно - главное начать!

P.S. Хотя мои слова ничуть не умаляют ценности коротких тематических зарисовок!

Кстати, Надюш! А почему ты решила, что за несколько минут!? Наоборот - человек потратил много сил и времени чтобы нас порадовать!

24

Александр Старостин написал(а):

Саша, спасибо! Столько можно вспомнить, читая твои воспоминания. Особенно Ла Тхань. Вспомнила, как папа учил водить машину за пятиэтажным корпусом, рядом с озером. и как я не смогла осилить тормоз, въехав в угол дома и снесла трубу. Труба была рыжая, глиняная, под кирпич. Состояла из небольших, около 30 см кусков. С одной стороны узкие, а с другой широкие, и вставлялись друг в друга. И я всю эту трубу порушила))). Папа потом ее чинал.
А еще в Ла Тхани я тоже очень любила бывать на крыше. Очень хорошо помню закаты. Потрясающей, не передаваемой красоты цвета!
Спасибо, большое тебе спасибо! Чувствую, еще перечитаю и не раз!

25

Нашел стадион, Музей ВС и площадь...

увеличить

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-09 15:10:58)

26

Очень яркие интересные воспоминания. Единственное, жаль, Саша, что тебе не довелось побывать в Там Дао.

27

В разделе «Класс 1981 года» ребята написали:

Наталья Петранина написал(а):

Вернувшись в Москву я пошла в тот же класс и поняла разницу. В первую же неделю у меня украли мои же одноклассники калькулятор sharp. Поэтому для меня очень дороги мои воспоминания о Ким Лиене, школе и моих друзьях...

Гацелюк Максим написал(а):

После первого дня занятий в своем классе здесь после Вьетнама, первое желание было поменять школу - настолько сильна была эта разница...

Да, всё так было и у меня. Но я попал вообще в другой класс. Отношения и жизненные ценности этих детей и их родителей в корне отличались от всего, что меня окружало в тот счастливый год, да и раньше. Враньё "Голоса Америки" и "Свободы" здесь воспринимали как "глоток правды". Фантастическая по силе зависть, причём ко всему, даже самому абсурдному… Тщеславие и страх перед грубой силой, лакейство… Отсутствие чувства справедливости… И повальное желание «быть как все»… Вот такой коктейль был в их головах.
Первое время пытался поделиться своим восторгом от красоты страны, но новые одноклассники почему-то стали воспринимать это как хвастовство. «… ну и остался бы в своём … Вьетнаме…», - говорили они.
Ребята из моего бывшего класса часто приходили ко мне на переменах, или я к ним. Они были совершенно другими, «своими», воспитанными на любви к стране, уважении друг к другу, к старшим, … . Они обладали всеми теми качествами, над которыми смеялись, и даже глумились заводилы в новом классе (вот когда ещё развивалась и укреплялась разруха в головах, которую мы ныне можем так явственно наблюдать). Мои бывшие одноклассники были для меня «отдушиной».
Но такого количества верных друзей, как в Латани и посольской школе, в детстве и юности у меня больше не было. Это чувство единства, чувство локтя, да ещё вдали от дома, в чужой стране, оно незабываемо. (Тоже самое говорят знакомые-сверстники, жившие или выросшие в других странах, причём не в таких мирных и дружественных, как Вьетнам).
Долго пытался понять, что не так? Почему уехал из одной страны, от одних людей, а вернулся, как будто, в другую эпоху? Кто же изменился – я или они? И пришел к выводу, что в этот очень важный для формирования моего мировоззрения период, я оказался в другой стране. Вот тогда, во Вьетнаме, я впервые в жизни увидел свою страну «со стороны», услышал, что о ней говорят друзья и недоброжелатели. Впервые почувствовал, что такое тоска по Родине. И, ведь, это в десять - одиннадцать-то лет! Почувствовал свою ответственность перед страной: мы, дети, были её «лицом». Без всякой патетики говорю!
Хорошо, что эти чувства я испытал так рано…

Кто-нибудь прочитает – скажет «заорганизованный, пионер, с промытыми мозгами» или ещё хуже «совок». Нет. Всё я видел, всё понимал. Уже тогда. Просто я любил и люблю свою страну, своих людей (какими бы они не были, и в каком свете их не представляли), чувствую ответственность за них. Вот и всё.
А кто что говорит… Пусть говорят.
Свои так не скажут и не подумают. «Своих бить нельзя», - учил меня тренер. «А кто же свои», - спрашивал я. «Свои тебя не обидят; помогут, как будто себе самим», - отвечал он. В каком-то фильме в моём детстве эта мысль была очень четко обозначена. Так что, …

Долго думал, где разместить свои впечатления и мысли по этому поводу. Решил, что здесь, наверное, лучше. Модераторы и администраторы, если считаете, что эти соображения уместны в другом разделе, и их следует переместить, я не возражаю.

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-28 01:55:17)

28

Аверичева Надежда написал(а):

Мне бы терпения не хватило все это описать за несколько минут

Надь, я это вымучил с октября 2006 по март 2007 :).

29

недавно в метро испытала культурный шок - рядом со мной в вагоне ехала девушка, на которой была одета юбка, некогда бывшая писком моды у наших школьниц в Ханое: кто учился в середине восьмидесятых должен помнить, их заказывали "по выписке" - синяя плиссированная юбка с полосатым бело-красным поясом и "золотой" цепочкой посередине этого пояса. Мне так и не купили :((( Откуда она взялась в Москве двадцать лет спустя?!!! Неужели до сих пор шьют? Или мама сберегла а дочка решила поносить винтаж? По возрасту, в принципе, сгодилась бы в дочки моему поколению или чуть постарше, если кто рано родил.
Пока ехала рядом - все набиралась нахальства подойти спросить, где она взяла юбку, да так и не набралась... Теперь вот мучаюсь от любопытства...

30

Александр Старостин написал(а):

Дети Суань-Диня: сзади – Толик Соколов 4 лет с мамой, пацана как звать - не помню, девчонка – Дарья.

Отредактировано Александр Старостин (2007-05-08 18:03:30)


Разведка донесла что мальчика зовут Дима, а девочку - Света.

31

Ольга Сенаторова написал(а):

недавно в метро испытала культурный шок - рядом со мной в вагоне ехала девушка, на которой была одета юбка, некогда бывшая писком моды у наших школьниц в Ханое: кто учился в середине восьмидесятых должен помнить, их заказывали "по выписке" - синяя плиссированная юбка с полосатым бело-красным поясом и "золотой" цепочкой посередине этого пояса. Мне так и не купили (( Откуда она взялась в Москве двадцать лет спустя?!!! Неужели до сих пор шьют? Или мама сберегла а дочка решила поносить винтаж? По возрасту, в принципе, сгодилась бы в дочки моему поколению или чуть постарше, если кто рано родил.
Пока ехала рядом - все набиралась нахальства подойти спросить, где она взяла юбку, да так и не набралась... Теперь вот мучаюсь от любопытства...

Ох уж эта юбка! Помню как ждала ее покупки! А до этого у меня просто синяя пионерская была. Когда мне принесли на резинке  с золотой цепочкой, я помню почти не вылазила из нее:)))))   Смотрю на фотографию 1 класса - девочки в этих юбках - смешные - у кого резинка завернулась, кто крутит цепочку, у кого ниже колен она, видимо мама купила на вырост... эх, ностальжи....)))


Вы здесь » Школа №1 при посольстве СССР в СРВ » Воспоминаниями » Наша жизнь во Вьетнаме